Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

Академик А.А. Кокошин с выдающимся отечественным физиком Андреем Викторовичем Гапоновым-Греховым

Академик А.А. Кокошин с выдающимся отечественным физиком Андреем Викторовичем Гапоновым-Греховым на общем собрании РАН



А.А. Гапонов-Грехов — автор важнейших трудов по радиофизике, микроволновой электронике, гидрофизике, нелинейной динамике. Его труды имели и имеют огромное значение для широкого спектра военных и гражданских технологий.
Герой Социалистического Труда. Лауреат двух Государственных премий СССР и государственной премии РФ, Демидовской премии, награжден большой медалью им. М.В. Ломоносова

О содействии А.Кокошиным в работе центра "Вектор", Центра имени Гамалеи и 48-го ЦНИИ МО РФ

"Весьма плодотворной была и работа Кокошина в качестве депутата Государственной думы (1999–2011). Здесь он продолжил деятельность, связанную с промышленностью, особенно с ее высокотехнологичными сегментами, а также с внешней политикой России. В эти годы Кокошин многое сделал для развития в нашей стране, в частности, информационно-коммуникационных технологий и биотехнологий. Он уделял большое внимание таким организациям, как Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор» (возглавляемый в то время академиком Львом Сандахчиевым) и Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи (во главе с академиком Александром Гинцбургом). Эти два центра оказались весьма востребованными в условиях борьбы с коронавирусной пандемией. Как, впрочем, и 48-й ЦНИИ Минобороны России, о котором речь шла выше".
"Кокошин приложил значительные усилия [в 1990-е годы] для сохранения потенциала Минобороны России в разработке средств защиты от бактериологического оружия, защитив от закрытия соответствующие структуры, в том числе 48-й ЦНИИ. Это было непростым делом, поскольку указания по этому вопросу в Министерство обороны шли сверху. Этот институт, как известно, сыграл важную роль уже в наши дни в разработке вакцины «Спутник V» в условиях пандемии коронавируса".

См.: Золотарев В., Потапов В. Военный деятель крупного калибра // Независимое военное обозрение, 23.10.2020 и 30.10.20.

О роли Комитета по военно-технической политике МО РФ в создании перспективных военных технологий

"Считаем весьма важным, что при формировании в 1992 году Министерства обороны РФ по инициативе Кокошина и генерала Гелия Батенина в структуре военного ведомства был создан Комитет по военно-технической политике (КВТП), сыгравший весьма значительную роль в создании научно-технического задела наших Вооруженных сил в военных технологиях и технологиях двойного назначения. Многие специалисты считают КВТП успешным аналогом знаменитого американского ДАРПа - Агентства перспективных исследований Минобороны США.
Среди разработанных КВТП и реализованных в последующие годы программ особое место занимают «Интеграция СВТ» и «Багет», в рамках которых создавалась электроника для многих вооружений и систем управления, имеющихся сегодня в России. Одним из результатов реализации программы «Интеграция СВТ» стало создание серии высокопроизводительных отечественных микропроцессоров «Эльбрус». Это был основательный вклад в развитие «нерапортоемких» технологий и систем вооружений. Не были обделены вниманием Кокошина и КВТП также различные перспективные нетрадиционные технологии, которые были реализованы в системах вооружений сравнительно недавно.
В последние годы особенно стало понятно, насколько значительными оказались достижения команды военных и гражданских специалистов Минобороны под руководством Кокошина для обеспечения оборонной мощи страны. В неблагоприятные 1990-е годы был создан значительный задел под широкий спектр систем вооружений и технологий, определяющих сегодняшний облик Вооруженных сил РФ.
При этом Кокошин прилагал большие усилия к тому, чтобы развитие средств разведки, целеуказания, связи, радиоэлектронной борьбы и других «нерапортоемких» технологий не слишком отставало от развития ударных средств. В этом Кокошин и его соратники проявляли настойчивость и целеустремленность".

См.: Владимир Золотарев, Владимир Потапов. Военный деятель крупного калибра / Независимое военное обозрение, 23 октября 2020 г.

О "рапортоемких" и "нерапортоемких" вооружениях в деятельности А.Кокошина в строительстве ВС РФ

О "рапортоемких" и "нерапортоемких" вооружениях в деятельности А.Кокошина в строительстве Вооруженных сил РФ

"Кокошину его умудренные реальным опытом управления в военно-технической и оборонно-промышленной сфере наставники из ВПК и оборонного отдела ЦК КПСС объяснили, что есть "рапортоемкие" и "нерапортоемкие" системы и технологии. К "рапортоемким" они относили ракеты, танки, крупные боевые корабли, ударные самолеты и т.п. В числе "нерапортоемких" технологий и систем - средства радиоэлектронной борьбы и вообще разнообразная электроника, многие средства связи, средства разведки и целеуказания и т.п. При этом эти опытные оборонщики отмечали, что именно "нерапортоемкие" технологии и системы в значительной мере, а иногда и решающим образом определяли реальную боевую эффективность Вооруженных сил. Эта "классификация" запомнилась Кокошину...
При формировании в 1992 г. Минобороны РФ по инициативе Кокошина и генерала Гелия Батенина в структуре нашего военного ведомства был создан Комитет по военно-технической политике (КВТП) МО, сыгравший весьма значительную роль в создании научно-технического задела наших Вооруженных сил в военных технологиях и технологиях двойного назначения. Многие специалисты считают КВТП успешным аналогом знаменитой американской ДАРПА - Агентства перспективных исследований Минобороны США. Среди разработанных КВТП и реализованных в последующие годы программ особое место занимают "Интеграция СВТ" и "Багет", в рамках которых создавалась электроника для очень многих вооружений, систем управления, имеющихся сегодня в России. Одним из результатов реализации программы "Интеграция СВТ" стало создание серии высокопроизводительных отечественных микропроцессоров "Эльбрус". Это стало основательным вкладом в развитие "нерапортоемких" технологий и систем вооружений. Не были обделены вниманием Кокошина и КВТП и различные перспективные нетрадиционные технологии, которые были реализованы в системах вооружений сравнительно недавно.
В последние годы особенно стало понятным, насколько значительными оказались достижения команды военных и гражданских специалистов Минобороны под руководством Кокошина для обеспечения оборонной мощи страны. В тяжелейшие 1990-е годы был создан значительный задел под широкий спектр систем вооружений и технологий, во многом определяющих сегодняшний облик Вооруженных сил РФ. При этом Кокошин прилагал большие усилия к тому, чтобы развитие средств разведки, целеуказания, связи, радиоэлектронной борьбы и т.п. (как менее "рапортокемких") не отставало от развития ударных средств. В этом Кокошин и его соратники проявляли настойчивость и целеустремленность".

См.: Золотарев В., Потапов В. Военный деятель крупного калибра.
НВО, 23 октября 2020 г.

(no subject)

Рекомендую всем, кто интересуется вопросами мировой политики, обратить внимание на то, что между США и КНР развертывается схватка за лидерство в целом ряде новейших и перспективных технологий. Это относится, в частности, к технологиям искусственного интеллекта и к квантовым технологиях, к приходу к технологиям 5G, которые позволят резко увеличить скорость передачи данных и в целом придать новое качество цифровизации многочисленных сфер жизни.
Это противоборство имеет экономическое измерение, но оно касается и сферы безопасности, на чем особенно настаивает американская сторона.

Технологии и системы искусственного интеллекта

Чтобы хорошо ориентироваться в современных проблемах мировой политики, надо во все большей мере разбираться в вопросах современного и перспективного научно-технологического развития.
Одна из важнейших тем в этой сфере - технологии и системы искусственного интеллекта, которые могут быть применены в самых широких масштабах. Немаловажное значение они имеют для военной сферы, через которую могут оказать воздействие на многие аспекты международной безопасности.
Я очень рад, что мне приходится взаимодействовать по теме "искусственный интеллект" с рядом крупнейших отечественных ученых в этой области, ученых мирового уровня.
Советую всем, кому интересны проблемы мировой политики, учитывать потенциальную роль "фактора искусственного интеллекта".

А.А. Кокошин выступил с докладом "Искусственный интеллект и вопросы обеспечения безопасности"

Академик РАН А.А. Кокошин выступил с докладом "Искусственный интеллект и вопросы обеспечения безопасности" на научной сессии Общего собрания Российской академии наук

В своем докладе 14 ноября 2018 г. академик РАН и РАРАН А.А.Кокошин, занимавший в прошлом посты первого заместителя министра обороны РФ, секретаря Совета обороны РФ, секретаря Совета безопасности РФ, остановился на некоторых направлениях применения систем искусственного интеллекта для решения задач обеспечения безопасности и обороноспособности России. В их числе - повышение эффективности правоохранительной деятельности (в т.ч. применительно к борьбе с терроризмом и экстремизмом), надежное предупреждение и оптимальная реакция на техногенные и природные чрезвычайные ситуации (ЧС), решение обширного комплекса задач обеспечения информационной безопасности и кибербезопасности, повышение боеспособности Вооруженных сил по широкому спектру их функций и задач и др.
Эти выводы, отметил Кокошин, во многом базируются на результатах проводимой при ведущей роли ФМП МГУ НИР «Разработка прогноза реализации приоритета научно-технологического развития, определенного пунктом 20д Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации "Противодействие техногенным, биогенным, социокультурным угрозам, терроризму и идеологическому экстремизму, а также киберугрозам и иным источникам опасности для общества, экономики и государства"».
Как подчеркивает Кокошин, в результате выполнения данной НИР учеными и специалистами самого разного профиля, научным коллективом, выполняющим данную работу, получены уникальные компетенции.

Вышла в свет монография А.А. Кокошина, В.И. Бартенева, В.А. Веселова.

Вышла в свет монография А.А. Кокошина, В.И. Бартенева, В.А. Веселова "О новых приоритетах военно-технической политики США" (М.: ЛЕНАНД - 160с.)
Исследование посвящено комплексному рассмотрению новейшей инициативы министерства обороны США под названием «Третья стратегия компенсации» (СК-3), нацеленной на обеспечение технологического превосходства США в военной сфере в XXI в. посредством "обесценивания" военных возможностей других держав. Показаны исторические аналоги и истоки этой стратегии, ее цели, задачи и основные компоненты. Оценены содержание основных организационных нововведений, меры по возрождению практики военных игр, а также технологические приоритеты "Третьей стратегии компенсации".
Уделено внимание анализу объемов финансирования СК-3, позиции Конгресса и американского экспертного сообщества, в том числе и в отношении перспектив реализации СК-3 с учетом грядущей смены администрации в Вашингтоне.
При этом подчеркивается, что СК-3 не сводится лишь к использованию новых технологий, к созданию новых систем вооружений; эта стратегия включает в себя и разработку новых форм и способов ведения вооруженной борьбы, и решение ряда управленческих и организационных вопросов, а также большие усилия по обеспечению нового качества личного состава вооруженных сил США.
В той книге говорится о том, что значительные изменения в военно-техническую политику США (и в целом в американскую военную политику) могут быть внесены с приходом к власти новой администрации Д.Трампа. В книге приводятся сведения о предвыборных заявлениях Д.Трампа, касающихся наращивания численности всех трех видов вооруженных сил США. Говорится о том, что это потребовало бы довольно радикального изменения бюджетно-финансовой политики США, значительного роста бюджетного дефицита и государственного долга США.
Одной из важнейших особенностей СК-3 является ставка на массовое привлечение к решению военно-технических задач гражданских высокотехнологичных компаний, ранее не являвшихся частью американского ОПК. Это осуществляется в силу того, что по доминирующим в США оценкам гражданские технологии в современных условиях развиваются значительно быстрее, чем специальные военные технологии дл ВВСТ. Считается, что особенно это касается информационно-коммуникационных технологий, по-прежнему сохраняющих всепроникающий характер.
Нельзя не отметить, что к идеям одного из основных авторов "Третьей стратегии компенсации" Роберта Уорка, первого заместителя министра обороны США, судя по утечкам в американской прессе, проявил большой интерес лично Дональд Трамп.
В книге "О новых приоритетах военно-технической политики США" используется большое число малоизвестных американских документов, аналитических материалов.

#live# О попытках китайских ученых рассмотреть развитие науки и технологий в КНР до 2050 года

Некоторое время назад Академия наук Китая (АНК) обнародовала весьма интересное исследование «Наука и технологии в Китае: дорожная карта к 2050 году».
Для подготовки этого доклада было создано специальное подразделение при руководстве АНК – Бюро планирования и стратегии Академии наук Китая. Под его эгидой в течение более двух лет работало 5- исследовательских групп ученых.
В докладе определены восемь «базовых и стратегических систем для социально-экономического развития» Китая. В их числе: система устойчивой энергетики и ресурсов; «зеленая система» перспективных материалов и «интеллектуального производства»; система всеохватывающих информационных сетей; система экологичного и высокоэффективного сельхозпроизводства и биоиндустрии; система обеспечения здоровья общего применения; развивающаяся система консервации окружающей среды; расширенная система возможностей по освоению космоса и мирового океана; система национальной и общественной безопасности.
Применительно к проблеме здоровья нации авторы доклада отмечают целый комплекс хронических заболеваний, в том числе пока неизлечимых, рост патологии родов, безопасность пищевых продуктов, рост числа психических заболеваний. Говорится о неадекватности имеющейся в КНР биомедицинской промышленности.
В целом в данном докладе представлена, как оценивают специалисты, довольно трезвая диагностика положения дел в КНР во многих технологиях (в том числе в космических), в отраслях экономики, в экологии, в сфере биоразнообразия и др., что представляется весьма важным для наших оценок возможностей этой страны, превратившейся во вторую экономику в мире.
Далее представлены 22 научно-технические инициативы стратегической значимости для модернизации Китая. В их числе – 6 научно-технических инициатив стратегической значимости для международной конкурентоспособности Китая; семь научно-технических инициатив стратегического значения для устойчивого развития Китая; две инициативы стратегического значения для китайской системы национальной и общественной безопасности; четыре базовых научных инициативы для обеспечения (с высокой степенью вероятности) трансформационных прорывов; три инициативы по междисциплинарным исследованиям.
Применительно к проблемам национальной безопасности в докладе выделяется система информированности о ситуации в космосе и «система социальных вычислений и параллельного управления»; отмечается, что «развитие сетей может привести к «геймизации» мира, которая может «нанести серьезный ущерб суверенной стране». (При этом дается ссылка на американскую программу «Национальный киберполигон» (National Cyber Range) стоимостью 30 млрд.долл.
Среди основных научных инициатив, которые могут привести к прорывным технологическим изменениям, китайские ученые и специалисты отмечают исследование темной материи и темной энергии; управление структурой материи; искусственную жизнь и синтетическую биологию; механизм фотосинтеза.
В   докладе  подчеркивается,  что  «оригинальные  инновации  являются источником международной конкурентоспособности страны». Отмечается, что «ключевые технологии стратегической значимости никогда не могут быть получены из окружающего мира». В силу этого авторами доклада рекомендуется иметь более детально разработанные планы фундаментальных исследований в Ките, уделять фундаментальной науке повышенное внимание. Эти выводы полностью применимы и к нашей стране, к Российской Федерации.
Хотя Китай принимает программы интенсификации развития науки и технологий, авторы доклада признают, что страна еще не вышла на мировой уровень по ряду ключевых, стратегических высокотехнологичных направлений. По сути, Китай сейчас находится в состоянии развития технологий второй научно-технической революции, пытаясь совершить скачок в технологии третьей научно-технической революции и шестого технологического уклада (робототехника, биотехнологии, основанные на достижениях молекулярной биологии и генной инженерии, нанотехнологии, системы искусственного интеллекта, глобальные информационные сети, интегрированные высокоскоростные транспортные системы, гибкая автоматизация производства, космические технологии, производство конструкционных материалов с заранее заданными свойствами, новое природопользование (высокие экотехнологии), лазерная техника, децентрализованные «умные» сети энергоснабжения и др.). Собственно этот подход и был положен в основу доклада «Наука и технологии в Китае: дорожная карта к 2050 году».
По ряду приоритетных направлений Китай идет по пути повторения пройденного странами-лидерами.
Создание такой долгосрочной дорожной карты объясняется тем, что Китай стал крупнейшей страной-производителем, но пока не является лидером в области высоких технологий. Многие виды продукции отстают от лучших мировых образцов. Производя в больших объемах промышленные продукты, Китай сильно зависит от импорта высокотехнологичных материалов, компонентов и оборудования из зарубежных стран. По китайским оценкам, в силу высокой степени зависимости Китая от заимствованных технологий, ноу-хау около 85% добавленной стоимости производимой высокотехнологичной продукции вывозится за границу; государственным руководством КНР поставлена задача снизить эту величину до 35% к 2020 году. Это очень важный критерий обеспечения технологической независимости страны, ее экономического суверенитета. Многие ключевые промышленные технологии КНР используются под контролем развитых стран. Большинство китайских научно-исследовательских разработок, по оценкам многих экспертов, пока уступают НИР развитых стран. По эффективности использования ресурсов и эффективности производства Китай не соответствует уровню современных международных стандартов.