Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Андрей Кокошин приводит размышления Станислава Лема о философии и науке

С. Лем: "История человеческого познания — это ряд, имеющий в пределе бесконечность, а философия пытается до этого предела добраться одним прыжком, коротким замыканием, дающим уверенность в совершенном и непоколебимом знании. Тем временем наука движется мелким шагом, по-черепашьи, а то и вовсе, казалось бы, топчется на месте, но в конце концов добирается до последних рубежей, до окончательной границы разума, проведенной философами, и, не замечая никаких пограничных столбов, преспокойно идет себе дальше"...
С. Лем: "История философии есть история последовательных отступлений. Сначала она стремилась открыть абсолютные категории мироздания, потом — абсолютные категории разума, а тем временем, по мере накопления знаний, все яснее замечалась ее беспомощность. Ведь каждый философ поневоле объявлял себя самого абсолютным образцом человеческого рода и даже всех возможных разумных существ. Напротив, наука — это как раз трансценденция опыта, сокрушающая в прах вчерашние категории мышления; вчера пало абсолютное пространство и время, сегодня рушится якобы вечная противоположность между аналитическими и синтетическими суждениями, между предопределенностью и случайностью. Но почему-то ни одному из философов не приходило в голову, что не слишком благоразумно выводить из правил собственного мышления законы, действительные для всех людей и всего человечества..."

См.: Лем, Станислав. Собрание сочинений в 10 томах. Том 9. М.: Изд. "Текст", 1994. С. 240-241.
Комментарий А.А. Кокошина. Мысли не бесспорные, но заслуживающие обсуждения.

Академик А. Кокошин об отце актера и телеведущего М. Галкина генерал-полковнике А. Галкине

Академик Андрей Кокошин об отце актера и телеведущего Максима Галкина генерал-полковнике Александре Галкине

Андрей Кокошин, комментируя демонстрацию фото отца актера и телеведущего Максима Галкина, сказал, что "генерал-полковник Александр Александрович Галкин был замечательным военачальником, профессионалом самого высокого уровня, настоящим патриотом своей страны и Вооруженных сил, военным интеллигентом".
Кокошин отметил, что "длительное время Александр Александрович Галкин возглавлял Главное бронетанковое управление, а затем Главное автобронетанковое управление, непосредственно подчинявшееся мне как первому заместителю министра обороны, и он сделал очень многое для того, чтобы держать в боеготовом состоянии имевшуюся технику и обеспечить задел на будущее, в том числе применительно к ряду образцов бронетанковой техники, которую мы увидели на замечательном параде 24 июня на Красной площади".

А.А. Кокошин о теории и практике сдерживания и психологической составляющей сдерживания

        "Вооруженные силы создаются для войны; и даже когда они служат средством сдерживания (сдерживания посредством устрашения), они должны демонстриро­вать свою способность вести войну в различных формах и масштабах. Это относится к неядерному и ядерному сдерживанию. При этом возникают очень сложные ди­леммы и парадоксы, которые требуют исключительно глубокой проработки, рационального осмысления как на государственно-политическом, так и на военно-стра­тегическом уровне".
        "Сдерживание в значительной мере — угроза применения силы в ответ на применение силы оппонента (хотя оно и не сво­дится к демонстрации убедительности такой угрозы). Сдерживание означает не просто готовность ответить насилием на насилие (предпочтительно тщательно дозированным). Оно призвано предотвратить попытки та­кого насилия другой стороны, подействовав на приня­тие ею решений, в том числе с учетом иррациональной составляющей. При этом еще раз отметим, что одна из задач сдерживания — предотвращение не только большой войны, но и сравнительно локальной (ограничен­ной) войны ради того, чтобы эта война не переросла во взаимоуничтожающую войну с оружием массового поражения.
        В ядерном стратегическом сдерживании на поверх­ности находится материальная военно-техническая со­ставляющая. Это в первую очередь ядерные боезаря­ды и различные средства их доставки, а также системы предупреждения о ракетном нападении и системы кон­троля космического пространства, системы ПРО и т.п. Но имеется также операционная и информационная со­ставляющие.
        Целям сдерживания служит и демонстрация достижений в НИОКР, в разработке перспективных систем вооружений".
        "Внимание в осуществлении стратегического сдер­живания следует сосредоточить на психологической со­ставляющей. То есть мало иметь малоуязвимые силы и средства стратегического сдерживания (не забывая об СПРН и СККП). Надо умело их представлять — с по­ниманием психологии оппонента, в том числе с пони­манием радикальных различий в групповой и индивидуальной психологии. Демонстрировать возможности ядерных сил и средств и демонстрировать свои наме­рения нужно, подавая необходимые сигналы как про­тивной стороне конфликта, так и тем акторам мировой политики, которые находятся вне его, но могут играть значительную роль при его разрешении. Очевидно, что при этом огромное значение имеет умелое, тщательно выверенное, дозированное использование СМИ, информационного пространства, в том числе киберпространства.
        Сдерживание вообще может носить как симметрич­ный, так и асимметричный характер (и смешанный). Одна из задач эффективного сдерживания — предот­вращение эскалационного доминирования другой стороны в условиях конфликтных и кризисных ситуаций. Оно должно осуществляться с учетом особенностей каждого конкретного потенциального противника («оп­понента») на основе глубокого изучения характеристик противника: стереотипов его мышления, его стратеги­ческой культуры, его идентичности, понимания процес­са принятия решений противником, личностных осо­бенностей того или иного руководителя, военачальника и на основе понимания его мышления, рациональной и иррациональной составляющих, психологических осо­бенностей — в духе требований Сунь-Цзы и Клаузевица. Сдерживание может включать и ограниченные, строго выверенные военные акции, предпринимаемые для то­го, чтобы более четко обозначить «красные линии».
        Не только военными средствами может обеспечиваться сдерживание, но и угрозой «экономической войны», блокады, угрозой других жестких мер в от­ношении «оппонента» еще до порога применения вооруженных сил.

См.: Кокошин А.А. Вопросы прикладной теории войны. М.: Изд. НИУ ВШЭ, 2019. С. 166-167, 180-181.

А.А.Кокошин приводит высказывания А.А.Свечина о значении теории в его фунд-ном труде "Стратегия"

        "Мы рассматриваем современную войну, со всеми ее возможностями, и не стремимся сузить нашу теорию до наброска красной советской стратегической доктрины. Обстановку войны, в которую может оказаться втянутым СССР, пред­видеть необычайно трудно, и ко всяким ограни­чениям общего учения о войне надо подходить крайне осмотрительно. Для каждой войны надо вырабатывать особую линию стратегического по­ведения, каждая война представляет частный случай, требующий установления своей особой логики, а не приложения какого-либо шаблона, хотя бы и красного. Чем шире охватит теория все содержание современной воины, тем скорее придет она на помощь анализу данной обстановки. Узкая доктрина, может быть, будет более путать наше мышление, чем ориентировать его ра­боту. И надо не забывать, что только маневры бывают односторонними, а война представляет всегда явление двухстороннее. Надо иметь воз­можность охватить войну и в представлении про­тивной стороны, уяснить себе ее стремления и ее цели. Теория может принести пользу, только поднявшись над сторонами, проникшись полным бесстрастием; мы избрали этот путь, несмотря на негодование, с которым встречают некоторые наши молодые критики избыток объективности, "позу американского наблюдателя" в военных вопросах"...
        ..."Человек познает, лишь различая"... (выделено А.К.).
        "Особенно умышленная односторонность про­ведена в изложении политических вопросов, за­трагиваемых в настоящем труде очень часто и играющих в нем крупную роль. Более глубокое ис­следование привело бы, вероятно, автора к сла­бому, банальному повторению тех сильных и яр­ких мыслей, которые с огромным авторитетом и убедительностью развиты в трудах Ленина и Ра-дека, посвященных войне и империализму. Наша авторитетность в вопросах современного толкова­ния марксизма, к сожалению, столь ничтожна и столь горячо оспаривается, что попытка такого повторения, очевидно, была бы бесполезна. По­этому, при изложении связи между надстройкой . войны и экономическим ее базисом, мы решили рассматривать политические вопросы только с той стороны, с которой они рисуются военному специалисту; мы и сами отдаем себе отчет и предупреждаем читателя, что наши заключения по вопросам политического характера — хлебные цены, город и деревня, покрытие издержек вой­ны и т.д. — представляют лишь один из многих мотивов, коими должен руководствоваться поли­тик при решении этих вопросов. Это не ошибка, если сапожник критикует картину знаменитого художника с точки зрения нарисованного на ней сапога. Такая критика может быть поучительна даже для художника".
        "Нам удалось сохранить за нашим трудом до­вольно скромный объем путем отказа от подробного изложения военно-исторических фактов. Мы ограничились лишь ссылкой на них. Несмот­ря на такое сужение военно-исторического материала, наш труд является размышлением над ис­торией последних войн (выделено А.К.).
        "Но мы не собирались написать нечто вроде стратегического Бедекера, который бы охватил все мельчайшие вопросы стратегии. Мы отнюдь не отрицаем пользы составления такого путево­дителя, лучшей формой которого, вероятно, явился бы стратегический токовый словарь, ко­торый с логической последовательностью уточ­нил бы все стратегические понятия. Наш труд представляет более боевую попытку. Мы охвати­ли всего около 190 вопросов, казавшихся нам бо­лее важными, и сгруппировали их в 18 глав".
       "Наше изложение, порой более глубокое и проду­манное, порой, может быть, недоконченное и поверхностное, представляет защиту и проповедь известного понимания войны, руководства подго­товкой к войне и военными действиями, методов стратегического управления. Энциклопедический характер чужд нашему труду".
        "Мы отнюдь не предлага­ем брать наших заключений на перу; пусть чита­тель присоединится к ним, внеся, может быть, известные поправки, проделавши сам работу ана­лиза над сделанными ссылками; истинно лабораторное изучение (выделено А.К.) теории стратегии получилось бы, если бы кружок читателей взял на себя труд повторить авторскую работу — разделил бы между своими членами ссылки на различные операции и, продумав их, сравнил бы свои раз­мышления и заключения с теми, которые предла­гаются в настоящем труде. Теоретический труд по стратегии должен представлять лишь рамки для самостоятельной работы изучающего ее. Ис­тория должна являться материалом для самостоятельной проработки, а не иллюстрирующими, часто подтасованными примерчиками для заучивания" (выделено А.К.).
        "Многие, вероятно, не одобрят отсутствия в труде какой-либо агитации в пользу наступления и даже сокрушения: труд подходит к вопросам наступления и обороны, сокрушения и измора, маневренности и позиционности совершенно объективно: цель его — сорвать плод с древа познания добра и зла, посильно расширить общий кругозор, а не воспитывать мышление в каких-либо стратегических шорах".

См.: Свечин А.А. Стратегия. М.;СПб.: Кучково поле, 2003. С. 34-36.

Поздравление академика РАН А.А. Кокошина академику Е.П. Велихову с 85-летием

"Почетному президенту
Российского научного центра
"Курчатовский институт"
Академику РАН
Е.П. Велихову

Дорогой и глубокоуважаемый Евгений Павлович!

          Я один из тех, кто не понаслышке знает о Ваших многочисленных достижениях на благо нашего Отечества, его безопасности, на благо науке, ради сохранения мира на Земле. Вы всегда проявляли и проявляете сочетание глубочайшего креативного ума, гражданского мужества, энергии, целеустремленности.
          Не могу не вспомнить Вашу важнейшую деятельность по формулированию "асимметричного ответа" СССР на "Стратегическую оборонную инициативу" Президента США Р. Рейгана, по научному исследованию климатических последствий ядерной войны, по вопросам контроля за соблюдением соглашений о полном прекращении ядерных испытаний, по вопросам верификации наличия ядерных боезарядов. Это все сыграло огромную роль в снижении вероятности катастрофической войны с применением ядерного оружия, в укреплении стратегической стабильности.
          Исключительное мужество, высокой чувство долга, профессионализм Вы проявили при ликвидации последствий трагической аварии на Чернобыльской АЭС.
          Среди Ваших несомненно ярких достижений - провидческое продвижение информационно-коммуникационных технологий и соответствующих направлений науки в нашей стране.
          Вы внесли неоценимый вклад в укрепление обороноспособности нашей страны, осуществляя высокоэффективное руководство соответствующими фундаментальными и поисковыми исследованиями.
          Исключительно плодотворной является Ваша деятельность последних лет - в роли академика-секретаря Отделения нанотехнологий и информационных технологий РАН, секретаря Общественной палаты Российской Федерации, почетного секретаря Общественной палаты, президента и почетного президента Российского научного центра "Курчатовский институт" и др.
          От всей души поздравляю Вас, замечательного, по-настоящему выдающегося ученого, лидера, виднейшего государственного и общественного деятеля с 85-летием!
          Поздравляю с самой высокой государственной наградой "Героя труда"!
          Шлю Вам и всей Вашей замечательной семье свои самые-самые добрые пожелания и выражаю свое искреннее восхищение Вашей личностью и Вашей деятельностью.

          Всегда Ваш,
          с глубоким уважением,
А.А.Кокошин,
академик РАН,
6-й секретарь
Совета безопасности РФ

#live# О попытках китайских ученых рассмотреть развитие науки и технологий в КНР до 2050 года

Некоторое время назад Академия наук Китая (АНК) обнародовала весьма интересное исследование «Наука и технологии в Китае: дорожная карта к 2050 году».
Для подготовки этого доклада было создано специальное подразделение при руководстве АНК – Бюро планирования и стратегии Академии наук Китая. Под его эгидой в течение более двух лет работало 5- исследовательских групп ученых.
В докладе определены восемь «базовых и стратегических систем для социально-экономического развития» Китая. В их числе: система устойчивой энергетики и ресурсов; «зеленая система» перспективных материалов и «интеллектуального производства»; система всеохватывающих информационных сетей; система экологичного и высокоэффективного сельхозпроизводства и биоиндустрии; система обеспечения здоровья общего применения; развивающаяся система консервации окружающей среды; расширенная система возможностей по освоению космоса и мирового океана; система национальной и общественной безопасности.
Применительно к проблеме здоровья нации авторы доклада отмечают целый комплекс хронических заболеваний, в том числе пока неизлечимых, рост патологии родов, безопасность пищевых продуктов, рост числа психических заболеваний. Говорится о неадекватности имеющейся в КНР биомедицинской промышленности.
В целом в данном докладе представлена, как оценивают специалисты, довольно трезвая диагностика положения дел в КНР во многих технологиях (в том числе в космических), в отраслях экономики, в экологии, в сфере биоразнообразия и др., что представляется весьма важным для наших оценок возможностей этой страны, превратившейся во вторую экономику в мире.
Далее представлены 22 научно-технические инициативы стратегической значимости для модернизации Китая. В их числе – 6 научно-технических инициатив стратегической значимости для международной конкурентоспособности Китая; семь научно-технических инициатив стратегического значения для устойчивого развития Китая; две инициативы стратегического значения для китайской системы национальной и общественной безопасности; четыре базовых научных инициативы для обеспечения (с высокой степенью вероятности) трансформационных прорывов; три инициативы по междисциплинарным исследованиям.
Применительно к проблемам национальной безопасности в докладе выделяется система информированности о ситуации в космосе и «система социальных вычислений и параллельного управления»; отмечается, что «развитие сетей может привести к «геймизации» мира, которая может «нанести серьезный ущерб суверенной стране». (При этом дается ссылка на американскую программу «Национальный киберполигон» (National Cyber Range) стоимостью 30 млрд.долл.
Среди основных научных инициатив, которые могут привести к прорывным технологическим изменениям, китайские ученые и специалисты отмечают исследование темной материи и темной энергии; управление структурой материи; искусственную жизнь и синтетическую биологию; механизм фотосинтеза.
В   докладе  подчеркивается,  что  «оригинальные  инновации  являются источником международной конкурентоспособности страны». Отмечается, что «ключевые технологии стратегической значимости никогда не могут быть получены из окружающего мира». В силу этого авторами доклада рекомендуется иметь более детально разработанные планы фундаментальных исследований в Ките, уделять фундаментальной науке повышенное внимание. Эти выводы полностью применимы и к нашей стране, к Российской Федерации.
Хотя Китай принимает программы интенсификации развития науки и технологий, авторы доклада признают, что страна еще не вышла на мировой уровень по ряду ключевых, стратегических высокотехнологичных направлений. По сути, Китай сейчас находится в состоянии развития технологий второй научно-технической революции, пытаясь совершить скачок в технологии третьей научно-технической революции и шестого технологического уклада (робототехника, биотехнологии, основанные на достижениях молекулярной биологии и генной инженерии, нанотехнологии, системы искусственного интеллекта, глобальные информационные сети, интегрированные высокоскоростные транспортные системы, гибкая автоматизация производства, космические технологии, производство конструкционных материалов с заранее заданными свойствами, новое природопользование (высокие экотехнологии), лазерная техника, децентрализованные «умные» сети энергоснабжения и др.). Собственно этот подход и был положен в основу доклада «Наука и технологии в Китае: дорожная карта к 2050 году».
По ряду приоритетных направлений Китай идет по пути повторения пройденного странами-лидерами.
Создание такой долгосрочной дорожной карты объясняется тем, что Китай стал крупнейшей страной-производителем, но пока не является лидером в области высоких технологий. Многие виды продукции отстают от лучших мировых образцов. Производя в больших объемах промышленные продукты, Китай сильно зависит от импорта высокотехнологичных материалов, компонентов и оборудования из зарубежных стран. По китайским оценкам, в силу высокой степени зависимости Китая от заимствованных технологий, ноу-хау около 85% добавленной стоимости производимой высокотехнологичной продукции вывозится за границу; государственным руководством КНР поставлена задача снизить эту величину до 35% к 2020 году. Это очень важный критерий обеспечения технологической независимости страны, ее экономического суверенитета. Многие ключевые промышленные технологии КНР используются под контролем развитых стран. Большинство китайских научно-исследовательских разработок, по оценкам многих экспертов, пока уступают НИР развитых стран. По эффективности использования ресурсов и эффективности производства Китай не соответствует уровню современных международных стандартов.

Проблемы обеспечения стратегической стабильности в мировой политике

Продолжаю работать над научной разработкой проблем обеспечения стратегической стабильности в мировой политике. На эту тему мною была опубликована в прошлом году книга «Проблемы обеспечения стратегической стабильности. Теоретические и прикладные вопросы». В ней я остановился на таких вопросах, как принципы и параметры стратегической стабильности, проблемы обеспечения гарантированного ответного удара и демонстрации способности к нему, вопросы предотвращения случайного и несанкционированного применения ядерного оружия; задачи предотвращения эскалационного доминирования оппонента, о тактических и оперативно-тактических ядерных боеприпасах, о некоторых новейших тенденциях в развитии неядерных вооружений, формах и способах ведения боевых действий и их воздействия на стратегическую стабильность, проблема нераспространения ядерного оружия, средств его доставки и расщепляющихся материалов и др.
В этой работе представлены также размышления о некоторых гипотетических мерах по совершенствованию структуры и состава российских стратегических ядерных средств и по укреплению их боевой устойчивости.
П
родолжил в этой книге и развитие темы о системе неядерного (предъядерного) сдерживания для России с использованием высокоточного дальнобойного оружия с неядерным, обычным оснащением.
Многие из обозначенных вопросов нуждаются в более детальной и углубленной проработке. В том числе это относится к проблемам соотношения стратегической стабильности в ядерной сфере и в неядерной сфере.