Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

А.А. Кокошин о важности заключения сепаратного мира Российской империи с Германией до революции 1917

А.А. Кокошин о важности заключения сепаратного мира Российской империи с Германией до февральской революции 1917 года

     "Поражение России в Первой мировой войне привело к жесточайшей братоубийственной Гражданской войне, стоившей нам огромных жертв... Соответственно, можно утверждать, что возникновение этой войны, участие в ней России "до победного конца" было крайне невыгодно нашей стране.
     В интересах России был бы выход из войны до Февральской революции 1917 года с заключением сепаратного мирного договора с Германией. И этого очень опасались и во Франции, и в Великобритании. И настроения в пользу этого, по ряду свидетельств, имелись.
     В последние годы появились довольно достоверные сведения о том, что убийство Григория Распутина (17(30) декабря 1916 года), склонявшегося к такому миру с Германией, в Петрограде организовала английская разведка. Такой мирный договор был бы для России значительно менее тяжёлым, чем Брестский мирный договор 1918 года, который сам Ленин называл "похабным миром".
     Результатом перенапряжения сил России в Первой мировой войне стал приход к власти леворадикальных социал-демократов (большевиков) во главе с В.И. Лениным, сначала мечтавших о мировой социалистической революции, а позднее поставивших цель построения социализма в одной отдельно взятой стране. Попытка реализации этой цели в предельно сжатые сроки привела к значительным жертвам, в том числе и в силу известных репрессий. Но созданная в СССР к 1941 году промышленная база, советские вооружённые силы, которые обрели после тяжелейших поражений опыт ведения современной войны и должную мощь, сыграли решающую роль в победе антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне. В этом огромная историческая заслуга нашего народа, нашей страны".

См.: Андрей Кокошин: Заметки о Первой мировой. Все могло быть иначе // Красная звезда, 5, 6, 7 августа 2014 г.

А.А.Кокошин приводит оценки Г.К.Жукова об оперативно-стратег. внезапности, достигнутой вермахтом

А.А. Кокошин приводит оценки Георгия Константиновича Жукова об оперативно-стратегической внезапности, достигнутой вермахтом в июне 1941 года

     "Крупным пробелом в советской военной науке было то, что мы не сделали практических выводов из опыта сражений начального периода второй мировой войны на Западе. А опыт этот был уже налицо, и он даже обсуждался на совещании высшего командного состава в декабре 1940 года.
     О чем говорил этот опыт?
     Прежде всего об оперативно-стратегической внезап­ности, с которой гитлеровские войска вторглись в страны "Европы. Нанося мощные удары бронетанковыми войска­ми, они быстро рассекали оборону для выхода в тыл противника. Действия бронетанковых войск немцы под­держивали военно-воздушными силами, при этом осо­бый эффект производили их пикирующие бомбардиров­щики.
     Внезапный переход в наступление (выделено А.К.) всеми имеющимися силами, притом заранее развернутыми на всех страте­гических направлениях, не был предусмотрен. Ни нарком, ни я, ни мои предшественники Б.М. Шапошников, К.А. Мерецков, ни руководящий состав Генштаба не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу бронетанковых и моторизованных войск и бросит их в первый же день компактными группировками на всех стратегических направлениях.
     Этого не учитывали и не были к этому готовы наши командующие и войска приграничных военных округов. Правда, нельзя сказать, что все это вообще свалилось нам как снег на голову. Мы, конечно, изучали боевую практику гитлеровских войск в Польше, Франции и других европейских странах и даже обсуждали методы и способы их действий. Но по-настоящему все это прочувство­вали только тогда, когда враг напал на нашу страну, бросив   против   войск   приграничных   военных округов свои компактные бронетанковые и авиационные группи­ровки (выделено А.К.).
     Советское правительство делало все возможное, что­бы не давать какого-либо повода Германии к развязыва­нию войны. Этим определялось все".

Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В трех томах. Издание 10-е. М.: Изд. АПН, 1990, том 1. С. 323-324.

А. Кокошин приводит слова А.М. Василевского о внезапности в начале Великой Отечественной войны

        ..."Советской стране  удалось многое сделать в годы и месяцы, непосредственно пред­шествовавшие войне. Об атом свидетельствовали и невиданные в мире успехи в области экономики, и мудрые шаги во внешней политике. Народ, руководимый партией, не терял времени зря: укреплял обороноспособность Родины, гото­вился к неизбежной схватке с врагом. Но, как и всякое боль­шое несчастье, война обрушилась внезапно (выделено А.К.). Фашистские орды вероломно вторглись на нашу землю".
        "В июне 1941 года в Генеральный штаб от оперативных отделов западных приграничных округов и армий непре­рывно шли донесения одно другого тревожнее. Сосредоточе­ние немецких войск у наших границ закончено. Противник на ряде участков границы приступил к разборке поставлен­ных им ранее проволочных заграждений и к разминированию полос на местности, явно готовя проходы для своих войск к нашим позициям. Крупные танковые группировки немцев выводятся в исходные районы. Ночами ясно слышен шум массы танковых двигателей.
        Все работники нашего Оперативного управления без ка­ких-либо приказов сверху почти безотлучно находились в те дни на своих служебных местах".

Василевский А.М. Дело всей жизни. М.: Политиздат, 1973. С. 120.

Академик А. Кокошин приводит высказывания Маршала Советского Союза А.М. Василевского

        ..."В августе 1940 года на должность начальника Генерального штаба вместо Б. М. Шапошникова был назначен генерал армии К.А. Мерецков.
        О том, что предшествовало перемещению Б. М. Шапош­никова, я знаю со слов Бориса Михайловича. Как он расска­зывал, И. В. Сталин, специально пригласивший его для этого случая, вел разговор в очень любезной и уважительной фор­ме. После советско-финского вооруженного конфликта, ска­зал он, мы переместили Ворошилова и назначили наркомом Тимошенко. Относительно Финляндии вы оказались правы: обстоятельства сложились так, как предполагали вы. Но это знаем только мы. Между тем всем понятно, что нарком и на­чальник Генштаба трудятся сообща и вместе руководят Вооруженными Силами. Нам приходится считаться, в частности, с международным общественным мнением, особенно важ­ным в нынешней сложной обстановке. Нас не поймут, если мы при перемещении ограничимся одним народным комис­саром. Кроме того, мир должен был знать, что уроки кон­фликта с Финляндией полностью учтены. Это важно для того, чтобы произвести на наших врагов должное впечатле­ние и охладить горячие головы империалистов. Официальная перестановка в руководстве как раз и преследует эту цель.
        А каково ваше мнение? — спросил Сталин.
        Исключительно дисциплинированный человек, Борис Ми­хайлович ответил, что он готов служить на любом посту, куда его назначат. Вскоре на него было возложено руководство созданием оборонительных сооружений, он стал заместите­лем наркома обороны и направлял деятельность Главного военно-инженерного управления и управления строительства укрепленных районов.
        Для нас, работников Генштаба, причина перевод Б. М. Шапошникова на другую должность осталась непонятной. Не скрою, мы очень сожалели об этом. Каждый из нас отлично сознавал, какой весомый багаж ценных знаний, осо­бенно в области оперативного искусства, и какой богатейший опыт штабной службы приобрели мы, работая с Борисом Михайловичем и повседневно учась у него".

Василевский А.М. Дело всей жизни. М.: Политиздат, 1973. С. 106-107.

Академик РАН Андрей Кокошин о выдающемся космонавте дважды Герое Советского Союза Алексее Леонове

IMG_2484.jpg
"Алексей Архипович Леонов во всех отношениях был выдающимся человеком, настоящим патриотом нашей страны.
Он блестяще знал свое дело, авиацию и космонавтику, обладал широкой эрудицией, обладал изрядным художественным вкусом и чутьем.
Мне с ним довелось особенно много общаться в 1980-е годы, когда я по поручению руководства Академии наук СССР помогал советским космонавтам создавать международную организацию космонавтов и астронавтов - Ассоциацию участников космических полетов. Время было очень и очень непростое, весьма тревожное; это был период острой конфронтации СССР и США, период жестких взаимных обвинений, возрастания угрозы взаимоуничтожающей ядерной войны между Советским Союзом и Соединенными Штатами, ОВД и НАТО.

Collapse )

Андрей Кокошин приводит высказывание маршала Советского Союза С.С.Бирюзова

Андрей Кокошин приводит высказывание маршала Советского Союза С.С.Бирюзова о предложениях Б.М.Шапошникова по дислокации советских войск в западных приграничных округах перед Великой Отечественной войной.
С.С.Бирюзов писал: «…Маршал Советского Союза Б.М.Шапошников вносил очень ценные предложения о дислокации войск в западных пограничных округах. Он предлагал основные силы этих округов держать в рамках старой государственной границы за линией мощных укрепленных районов, а во вновь освобожденные области Западной Белоруссии и Западной Украины, а также в Прибалтику выдвинуть лишь части прикрытия, способные обеспечить развертывание главных сил в случае внезапного нападения. Однако с этим разумным мнением опытного военачальника тогда не посчитались. В непосредственной близости от новой границы оказались даже те соединения, которые находились еще в стадии формирования и были не полностью укомплектованы личным составом и техникой…»
    Сергей Семенович далее отмечает, что «это обстоятельство в какой-то мере повлияло на развитие событий после вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз» (см. Советские полководцы и военачальники о Б.М.Шапошникове. – В кн. Шапошников Б.М. Воспоминания. Военно-научные труды. – М.: Воениздат, 1974, с.563).
Думается, что такой авторитетнейший военачальник как С.С.Бирюзов недооценил особую ценность, прозорливость, высочайший профессионализм предложений Бориса Михайловича. В современных условиях, зная больше о расчетах командования гитлеровского вермахта можно с уверенностью говорить о том, что та дислокация объединений Красной Армии (прямо противоположная рекомендациям Шапошникова), которая сложилась к 22 июня 1941 г., была одним из весьма важных факторов тяжелых поражений наших войск в начальный период войны.