Андрей Афанасьевич Кокошин (aakokoshin) wrote,
Андрей Афанасьевич Кокошин
aakokoshin

Categories:

А.А. Кокошин о теории и практике сдерживания и психологической составляющей сдерживания

        "Вооруженные силы создаются для войны; и даже когда они служат средством сдерживания (сдерживания посредством устрашения), они должны демонстриро­вать свою способность вести войну в различных формах и масштабах. Это относится к неядерному и ядерному сдерживанию. При этом возникают очень сложные ди­леммы и парадоксы, которые требуют исключительно глубокой проработки, рационального осмысления как на государственно-политическом, так и на военно-стра­тегическом уровне".
        "Сдерживание в значительной мере — угроза применения силы в ответ на применение силы оппонента (хотя оно и не сво­дится к демонстрации убедительности такой угрозы). Сдерживание означает не просто готовность ответить насилием на насилие (предпочтительно тщательно дозированным). Оно призвано предотвратить попытки та­кого насилия другой стороны, подействовав на приня­тие ею решений, в том числе с учетом иррациональной составляющей. При этом еще раз отметим, что одна из задач сдерживания — предотвращение не только большой войны, но и сравнительно локальной (ограничен­ной) войны ради того, чтобы эта война не переросла во взаимоуничтожающую войну с оружием массового поражения.
        В ядерном стратегическом сдерживании на поверх­ности находится материальная военно-техническая со­ставляющая. Это в первую очередь ядерные боезаря­ды и различные средства их доставки, а также системы предупреждения о ракетном нападении и системы кон­троля космического пространства, системы ПРО и т.п. Но имеется также операционная и информационная со­ставляющие.
        Целям сдерживания служит и демонстрация достижений в НИОКР, в разработке перспективных систем вооружений".
        "Внимание в осуществлении стратегического сдер­живания следует сосредоточить на психологической со­ставляющей. То есть мало иметь малоуязвимые силы и средства стратегического сдерживания (не забывая об СПРН и СККП). Надо умело их представлять — с по­ниманием психологии оппонента, в том числе с пони­манием радикальных различий в групповой и индивидуальной психологии. Демонстрировать возможности ядерных сил и средств и демонстрировать свои наме­рения нужно, подавая необходимые сигналы как про­тивной стороне конфликта, так и тем акторам мировой политики, которые находятся вне его, но могут играть значительную роль при его разрешении. Очевидно, что при этом огромное значение имеет умелое, тщательно выверенное, дозированное использование СМИ, информационного пространства, в том числе киберпространства.
        Сдерживание вообще может носить как симметрич­ный, так и асимметричный характер (и смешанный). Одна из задач эффективного сдерживания — предот­вращение эскалационного доминирования другой стороны в условиях конфликтных и кризисных ситуаций. Оно должно осуществляться с учетом особенностей каждого конкретного потенциального противника («оп­понента») на основе глубокого изучения характеристик противника: стереотипов его мышления, его стратеги­ческой культуры, его идентичности, понимания процес­са принятия решений противником, личностных осо­бенностей того или иного руководителя, военачальника и на основе понимания его мышления, рациональной и иррациональной составляющих, психологических осо­бенностей — в духе требований Сунь-Цзы и Клаузевица. Сдерживание может включать и ограниченные, строго выверенные военные акции, предпринимаемые для то­го, чтобы более четко обозначить «красные линии».
        Не только военными средствами может обеспечиваться сдерживание, но и угрозой «экономической войны», блокады, угрозой других жестких мер в от­ношении «оппонента» еще до порога применения вооруженных сил.

См.: Кокошин А.А. Вопросы прикладной теории войны. М.: Изд. НИУ ВШЭ, 2019. С. 166-167, 180-181.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments