July 9th, 2021

Эксперты обсудили итоги саммитов "группы семи", НАТО, ЕС-США и Россия-США

Центр перспективных исследований национальной безопасности России НИУ ВШЭ и Российский Совет по международным делам провели круглый стол по обсуждению итогов саммитов "группы семи", НАТО, ЕС-США и Россия-США под председательством академика РАН А.А. Кокошина, бывшего секретаря Совета безопасности РФ.
По итогам российско-американской встречи на высшем уровне выступил заместитель министра иностранных дел России С.А. Рябков.
В круглом столе приняли участие видные отечественные гражданские и военные ученые и эксперты. В том числе: Ю.Н. Балуевский, В.И. Бартенев, Е.П Бужинский, М.С. Гусман, Д.А. Данилов, В.И. Есин, С.А. Караганов, А.В. Кортунов, К.М. Ремчуков, С.М. Рогов. На нем присутствовали представители аппарата Совета безопасности РФ, Управления Президента РФ по внешней политике, Министерства обороны РФ (Генштаба ВС РФ), члены Совета Федерации ФС РФ.
Эксперты отметили, что на встречах в графстве Корнуолл и Брюсселе получил закрепление наметившийся ранее тренд на ре-идеологизацию внешней политики США и перенос акцентов на противостояние "демократий" и "автократий". Это осмысленная долгосрочная стратегия Соединенных Штатов, призванная консолидировать государства, которые будут готовы поддержать такое бинарное видение нарождающейся системы мировой политики. В ходе круглого стола отмечалось, что возможности такой консолидации у США и их ближайших союзников могут оказаться ограниченными.
Данная стратегическая установка нашла свое реальное воплощение, в частности, на саммите НАТО. Главной его целью стала демонстрация восстановления "трансатлантического единства", отказа от «коммерческого» подхода Д. Трампа к НАТО. Были обсуждены контуры новой стратегической концепции НАТО, которую договорились принять на следующем саммите Альянса в Испании в 2022 г., и перспектив взаимоотношений НАТО с РФ и КНР.
Эксперты обратили внимание на нацеленность администрации Дж. Байдена на проведение Саммита демократий (до конца текущего года), отраженная в заявлении по итогам саммита США-ЕС.
Отмечалось, что первое зарубежное турне Дж. Байдена отразило определенную эволюцию его внешнеполитических установок. В момент его прихода к власти Байден предполагал строить свою внешнеполитическую стратегию вокруг трех ключевых тем - коронавирус, климат и Китай. Однако в последние месяцы наметились признаки выстраивания определенной иерархии приоритетов в этом треугольнике.
В частности, на направлении борьбы с изменениями климата Дж. Байден постепенно начал несколько отыгрывать назад. Позиция, основанная изначально на жесткой критике Д. Трампа и заимствовании элементов климатической программы Б. Сандерса и его сторонников, начинает корректироваться. В том числе меняется отношение к сланцевым углеводородам.
Есть все основания полагать, что в реализации климатической повестки США будут, скорее, выступать в роли ведомого, тогда как ведущая роль будет принадлежать европейским странам и отчасти союзникам США в Восточной Азии.
Тема соперничества с Китаем, напротив, вышла на передний план. Турне Дж. Байдена в полной мере продемонстрировало высокую степень сфокусированности Вашингтона на противостоянии с КНР. Отмечалось, что на саммитах "группы семи", НАТО и США-ЕС о Китае еще никогда не говорилось настолько подробно и в таких тонах.
В коммюнике саммита "семерки", к примеру, наряду с выражением готовности к сотрудничеству с КНР в борьбе с изменением климата и уменьшением биоразнообразия были включены резкая критика Китая по проблемам прав человека в Синцзяне и Гонконге. В Пекине это обоснованно воспринимается весьма негативно.
В тексте декларации Брюссельского саммита НАТО 2021 г. Китай упоминается целых 10 раз (тогда как двумя годами ранее упоминался лишь единожды). При этом КНР впервые обвиняется в проведении политики, идущей в разрез с принципами Вашингтонского договора 1949 г., быстром и непрозрачном наращивании ядерного арсенала, слиянии гражданского и военного секторов, проведении совместных с Россией военных учений и т.д.
В материалах саммита США-ЕС обозначены намерения тесно консультироваться и сотрудничать в реализации сходных многомерных подходов к Китаю, которые сочетают в себе элементы сотрудничества, соперничества и "системного противоборства" (systemic rivalry). Они отмечают такие внутренние проблемы КНР, как СУАР, Тибет, Гонконг, ситуацию в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, и, конечно, же «тайванскую проблему», обвиняя Китай в проведении якобы политики экономического принуждения и дезинформационных кампаний.
Очевидную антикитайскую (и антироссийскую) направленность можно усмотреть и в одном из ключевых практических решений саммита США-ЕС - о создании Американо-европейского совета по торговле и технологиям, который, по-видимому, будет активно заниматься вопросами ужесточения контроля над передачей технологий.
Однако, как отмечали ряд экспертов, добиться полной мобилизации Европы на борьбу с Китаем в ходе соответствующих встреч у американского лидера не получилось. - Европейским странам-членам НАТО гораздо привычнее, удобнее и дешевле противопоставлять себя России (именно "агрессивные действия" РФ рассматриваются в Брюссельской декларации как угроза №1), а не КНР. Говорилось о том, что интерес к активизации усилий в Индо-Тихоокеанском регионе есть, по сути, лишь у Франции и Великобритании.
Ряд экспертов обратили внимание на то, что на саммите НАТО США удалось добиться включения в итоговую декларацию и пунктов о приравнивании инцидентов в космическом и кибернетическом пространствах к актам вооруженного нападения, требующих задействования статьи 5 Вашингтонского договора 1949 г. При этом говорилось о том, что внимательное прочтение этой статьи позволяет предположить отсутствие автоматизма в принятии решений НАТО по такого рода военно-политическим вопросам.
На саммите РФ-США стороны продемонстрировали готовность, признавая объективно существующий "ценностный разрыв", искать пути решения проблем, представляющих взаимный интерес. Отмечалось, что саммит в Женеве прошел в предельно деловом, заземленном, предметном ключе. Вместе с тем быстрого прогресса на каждом из этих направлений ожидать вряд ли стоит.
Вашингтон в конечном счете согласился с предложением Москвы сделать совместное заявление о стратегической стабильности, подтвердив классическую формулу о том, что в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана. Эксперты отмечали, что такое заявление последовательно отказывалась принимать администрация Д. Трампа. Была закреплена идея начать профессиональный диалог по проблематике стратегической стабильности. Причем речь на данном этапе идет именно о диалоге, а не о переговорах.
Определенное внимание на саммите Россия-США уделялось весьма актуальной проблеме кибербезопасности. Эта тема тоже станет предметом специального диалога между РФ и США.
Эксперты отмечали высокую степень военно-политической активности США и их союзников вблизи границ России, опасный, дестабилизирующий характер этой деятельности.
Говорилось о стремлении Вашингтона наращивать интенсивность противоборства с Россией (и Китаем) в «серой зоне», с использованием преимущественно широкого спектра невоенных средств, не доводя дела до прямого использования военной силы. Отмечалось, что прямое использование военной силы США и их союзниками против России может иметь общие катастрофические последствия, что осознается в западных столицах.
Академиком С.М. Роговым в ходе круглого стола были представлены ряд аналитических разработок, касающихся сил общего назначения и обычных вооружений (в том числе высокоточного дальнобойного оружия), нестратегического ядерного оружия противостоящих сторон.
Отмечалось, что США и другие западные страны будут наращивать свои усилия на постсоветском пространстве, направленные против интересов России. Администрация Дж. Байдена нацелена увеличить помощь многим странам постсоветского пространства – зачастую в несколько раз. В абсолютных значениях более всего увеличивается помощь Украине, Грузии, Молдове и Армении. Увеличивается и помощь странам Центральной Азии, что связано в том числе с развитием ситуации на афганском направлении.
* * *
В ходе круглого стола отмечалось, что пристального внимания заслуживают опасные и провокационные действия США и их союзников по НАТО на украинском направлении. Обращает на себя внимание на то, что в коммюнике по итогам Брюссельского саммита НАТО Украине (как и Грузии) было уделено довольно много внимания. Одновременно в этом документе параллельно акцентируется необходимость проведения Киевом реформ, соблюдения критериев членства, интенсификации борьбы с коррупцией и т.п. Отмечалось, что такого рода формулировки являются достаточно дежурными и они уже повторялись ранее в различных заявлениях и документах.
Ряд экспертов обратили внимание на то, что никакой "дорожной карты" присоединения Украины к Альянсу с четко обозначенными в ней этапами и сроками, чего добивается нынешняя украинская власть, в Брюсселе принято не было.
Это объясняется рядом экспертов продолжающимся сопротивлением ключевых европейских государств – Франции и ФРГ, линия которых на противодействие членству Украины в НАТО может сохраниться и в будущем, в том числе после предстоящих в Германии выборов. По-видимому, для ряда ведущих стран Европы прием Украины в НАТО является "пересечением красной линии", рельефно обозначенной руководством России, самым серьезным образом угрожающим коренным интересам европейской безопасности.
В арсенале США и их союзников имеются и другие инструменты воздействия на ситуацию – это и наращивание поставок вооружений на Украину, и активизация переподготовки вооруженных сил Украины, и предоставление ей Соединенными Штатами статуса «Основного союзника вне НАТО». Присвоение этого статуса дает основания осуществлять льготные поставки американских вооружений из запасов в соответствующие страны, размещать на их территории склады с американскими вооружениями и военной техникой, вовлекать их в проведение совместных оборонных НИОКР и др.
На круглом столе говорилось о том, что Верховная Рада в свое время обращалась к США с просьбой о присвоении Украине данного статуса в 2017 г., но развития эта тема тогда не получила – администрация Д.Трамп включила в число «основных союзников США вне НАТО» лишь Бразилию. Украинский парламент готовится осенью направить обращение в Вашингтон повторно.
Отмечалось, что в американском Конгрессе в настоящий момент весьма сильны антироссийские/проукраинские настроения. В этой связи следует обратить особое внимание на законопроект о сотрудничестве с Украиной в области безопасности, который был внесен в Сенат на фоне эскалации напряженности на Украине и уже прошел через комитет по международным отношениям. Хотя напрямую о присвоении статуса «Основного союзника вне НАТО» речи в нем не идет, предполагается как раз наделить Украину некоторыми наиболее важными привилегиями.
Все это, отмечалось экспертами, носит дестабилизирующий характер, не соответствующий интересам мирного разрешения проблем на этом направлении. Экспертами в том числе говорилось о том, что различная военная помощь со стороны США и других членов НАТО может стимулировать повышенную военную активность украинской власти, вплоть до масштабного применения военной силы в отношении ЛНР и ДНР. Упомянута была подобная ситуация 2008 года, когда режим Саакашвили решил осуществить агрессию в отношении Южной Осетии и находившихся там российских миротворцев. Этому шагу предшествовала довольно масштабная военная помощь США Грузии, которая создала в Тбилиси ощущение полной поддержки Вашингтоном его силовых действий. Известно, что это обернулось российской операцией по принуждению Грузии к миру, практически полному скоротечному разгрому грузинских военных формирований, во многом подготовленных американскими советниками и инструкторами.